+7 (8412) 59-52-39
+7 (8412) 59-56-09

г. Пенза, ул. Кирова, 69

11 февраля – 145 лет со дня рождения В. И. Качалова (1875 – 1948), советского актера

Юбиляры 2019 года
 Мероприятие завершено
 
0
Дата: 2020-02-11

Василий Шверубович родился 11 февраля 1875 года в Вильне Виленской губернииРоссийской империи (ныне Вильнюс, Литва), в семье православного священника Иоанна Шверубовича, принадлежавшего к белорусскойшляхте.

Учился в 1-й Виленской гимназии одновременно с Феликсом Дзержинским, Борисом Горевым и Константином Галковским. Уже тогда приобрёл репутацию декламатора и актёра, участвуя в любительских спектаклях. Одним из его коронных номеров было исполнение монолога Чацкого. Любил петь гимны своего дяди Хрисанфа, исполняя их с карикатурно-белорусским акцентом. Сам он только по окончании гимназии с трудом избавился от этого акцента.

В 1893 году поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета, где играл в драматическом студенческом кружке под руководством Владимира Давыдова. В 1896 году на студенческих каникулах играл вместе с Верой Комиссаржевской в спектакле по пьесе Германа Зудермана «Бой бабочек». Позднее выступал в Вильне и Ковно на гастролях Московского художественного театра.

В 1896 году стал актёром петербургского Театра Литературно-артистического общества, фактическим владельцем которого был Алексей Суворин, владелец и редактор газеты «Новое время». По одной из версий, именно Суворин придумал сценический псевдоним «Качалов» вместо «неблагозвучной» фамилии актёра. По другой, сам Шверубович, случайно прочитав в петербургской газете некролог Николая Качалова, решил взять его фамилию; в дальнейшем он познакомился с его сыном Николаем Николаевичем Качаловым и рассказал ему эту историю.

Летом 1897 года участвовал в гастрольной поездке Василия Далматова, исполняя крупные роли, например, Борис Годунова в «Смерти Иоанна Грозного» по Алексею Толстому. В 1897—1900 годах выступал в Казани и Саратове в «Казанско-Саратовском товариществе актёров» под руководством Михаила Бородая

В 1900 году был принят в труппу Московского Художественного театра, где дебютировал в роли Берендея в «Снегурочке» Островского. Поначалу довольствовался эпизодическими ролями, чуть позже уже дублировал Константина Станиславского в ролях Тригорина и Вершинина в пьесах Чехова «Чайка» и «Три сестры». В течение нескольких лет стал одним из ведущих актёров театра. Уже в 1905 году в одном из писем Станиславский писал, что как актёр он был вынужден уступить первенство Качалову.

Среди его лучших работ дореволюционного периода были чеховские Тузенбах, Петя Трофимов и Иванов, а также Барон в пьесе Горького «На дне», Иван Карамазов и Николай Ставрогин в инсценировках романов Достоевского. Увлечённый поисками Константина Станиславского и Владимира Немировича-Данченко, актёр не раз отклонял приглашения на императорскую сцену. Как писала Инна Соловьёва,

Преподавал в драматической студии на Пречистенских рабочих курсах.

В Москве вёл активную богемную жизнь «серебряного века». В рассказе Ивана Бунина «Чистый понедельник» карикатурно изображён пьяный Качалов «с бокалом в руке, бледный от хмеля, с крупным потом на лбу, на который свисал клок его белорусских волос» Сергею Есенину принадлежит известное стихотворение «Собаке Качалова», начинающееся строками: «Дай, Джим, на счастье лапу мне…». Дружил с Анатолием Мариенгофом; в его биографичных романах «Роман без вранья» и «Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги» много написано о Василии Качалове и его семье, окружении. Дружба с Марией Андреевой привела к тому, что на адрес Качалова из-за границы стали приходить директивные письма для МК РСДРП, а от его имени шли за рубеж материалы для «Искры». По театральным делам близко сошёлся и был дружен с миллионером Николаем Тарасовым

В 1919—1922 годах после Октябрьской революции с группой артистов гастролировал по Югу России, затем в Болгарии, Югославии, Австрии, Чехии, Германии, Дании и Швеции.

Во время гастролей по Югу России, переезжая за отступающими частями Белой армии оказался в Екатеринославе, где случайно нашёлся его сын, служивший у белых. Больного тифом сына едва спасли:

Мать, которая всю ночь сидела около меня, заметила, что я очень вспотел, градусник показал, что у меня 35 с чем-то. Тогда она накапала мне двадцать пять — тридцать капель и дала выпить. При всей своей слабости я почувствовал, что выпил что-то не то. Оказалось, что мать дала мне принять сильный раствор карболки. Началась, конечно, паника. Весь дом принимал во мне то или иное участие: несли молоко, искали врача, бегали в аптеку, только отец был как-то странно, напряжённо спокоен. Когда мать, которая была, конечно, в самом невероятном отчаянии, бросилась к нему с исступлённым воплем: «Что делать?» — он сказал с неожиданным уверенным самообладанием: «Пойми ты: чтобы мать ждала с фронта сына, о котором несколько месяцев ничего не знала, и чтобы она в первую же ночь его отравила… это такая безвкусная мелодрама, которой быть не может. Этого не может быть». И мать успокоилась

В 1922—1924 годах с труппой МХАТ, возглавляемой Станиславским, выступал в Европе и в Америке. С 1924 года работал в Москве. Всего сыграл 55 ролей.

Значительное место в творчестве Качалова занимала деятельность на эстраде, работа на радио, записи произведений поэзии (Сергея Есенина, Эдуарда Багрицкого и других) и прозы для граммофонных пластинкок. Он создал особый жанр эстрадного исполнения драматических произведений — «монтажи», в которых играл по несколько ролей.

По воспоминаниям сына, имел немалый рост (1 м 85 см), но был худ, бледен, брит, близорук, узкоплеч сравнительно с гигантами — старшими братьями

Скончался 30 сентября 1948 года от рака легкого в Москве. Похоронен на Новодевичьем кладбище

 

 

Все Даты:


  • 2020-02-11

 

Список участников

 Нет участников 
 

Работает на iCagenda

Календарь

Июнь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30